Moodys оценило уязвимость российских банков при обвале рынков

Опубликовано 20 марта 2020 в 10:44

Обвал цен на нефть и ослабление рубля в марте 2020 года могут негативно отразиться на капитале банков, имеющих большой объем долговых ценных бумаг на балансе, говорится в обзоре рейтингового агентства Moody’s, поступившем в РБК. По этому показателю в России лидируют государственные «Открытие» и Россельхозбанк (РСХБ), что делает их «более уязвимыми к текущей волатильности на рынке», указывают аналитики.

У «Открытия» объем ценных бумаг на балансе превышает 250% собственных средств по МСФО, а у РСХБ приближается к 200%, следует из расчетов агентства.

Произошедшее падение мировых цен на нефть может оказать негативное влияние на банковский сектор трех стран-экспортеров — России, Азербайджана и Казахстана, пишет Moody’s. Как отмечают аналитики, ситуация на сырьевом рынке уже привела к ослаблению национальных валют, обвалу основных индексов и росту процентных ставок. К 18 марта российский рубль девальвировался на 23% с начала года по отношению к доллару. Индекс Московской биржи (MOEX) упал на 34% с пиковых значений января, а доходность десятилетних ОФЗ поднялась на 244 базисных пункта с рекордно низкого уровня 5,97%, достигнутого 20 февраля.

Отток капитала и выход инвесторов из активов сказываются на стоимости активов на балансах банков. Повышение процентных ставок, сопровождаемое падением цен на облигации в сочетании со снижением стоимости акций, может привести к убыткам банков от инвестиций, говорится в обзоре.

«В конечном итоге переоценка портфеля ценных бумаг отражается в отчете о прибылях и убытках и в капитале. Гипотетически банки имеют возможность хеджировать риски вложений в ценные бумаги, но работает ли хеджирование в текущей ситуации — это другой вопрос», — сомневается старший кредитный эксперт Moody’s Ольга Ульянова.

По оценкам Moody’s, на 1 января вложения в долговые бумаги составляли 13% совокупных активов российского банковского сектора, вложения в акции — 0,5%. Но у пяти кредитных организаций размер портфелей ценных бумаг превышает собственные средства: это Московский кредитный банк, Тинькофф Банк, Совкомбанк, Россельхозбанк и «Открытие». Последние два лидируют по этому показателю. Запас прочности по капиталу (отношение капитала первого уровня к регуляторному минимуму) у кредитных организаций составляет чуть больше 5%.

Согласно отчетности МСФО, на конец 2019 года собственный капитал «Открытия» составлял 472 млрд руб., а вложения в торговые и инвестиционные ценные бумаги (последние держатся до погашения) — 914,6 млрд и 340,8 млрд руб. соответственно. Банк использует консервативную инвестиционную стратегию, сообщили РБК в «Открытии». «Вложения в акции в торговых портфелях отсутствуют, облигации в портфеле имеют низкую (один-два года) дюрацию, что приводит к незначительной переоценке портфеля при любом движении рынка», — подчеркнул представитель банка.

Собственные средства РСХБ по отчетности МСФО за 2019 год (на 31 декабря) составили 199 млрд руб. Портфель инвестиционных ценных бумаг оценивался в 432 млрд руб., на балансе также были торговые ценные бумаги на 22 млрд руб. и производные финансовые инструменты на 18,2 млрд руб. Структура портфеля ценных бумаг РСХБ обеспечивает наилучшую защиту от рыночной волатильности, сообщил РБК представитель банка. «Портфель акций близок к нулю, основную часть бумаг представляют собой ОФЗ, которые имеют либо плавающий купон, либо короткую дюрацию (два года). Это минимизирует влияние рыночных колебаний в пределах 2% от портфеля», — пояснил он.

Уязвимость конкретного банка к обвалу на рынках связана с распределением бумаг в портфеле, отмечает аналитик S&P Роман Рыбалкин. «Во-первых, важна дюрация. Если в портфеле велика доля коротких облигаций, потери могут быть меньше. Второй момент — это вопрос хеджа, у многих процентные риски частично захеджированы (приняты меры для страхования ущерба от колебания котировок. — РБК), что может компенсировать потери по облигационным портфелям. И третье — вопрос структуры капитала: переоценка портфелей и рост активов, взвешенных с учетом риска, отчасти могут компенсироваться переоценкой субординированных займов, которые включаются в расчет нормативов достаточности капитала», — перечисляет эксперт.

Moody’s не исключает, что Банк России при ухудшении ситуации на рынках даст банкам возможность не переоценивать портфели ценных бумаг. Такие меры регулятор уже принимал в 2014 году, напоминает Ульянова. В текущей ситуации вполне можно ожидать, что ЦБ вспомнит о предыдущей практике, соглашается старший управляющий директор рейтингового агентства НКР Александр Проклов.

Кредитные потери банков — расходы на создание резервов — увеличатся, если текущая волатильность на рынках сохранится, считают в Moody’s. «Под риском находятся кредиты в иностранной валюте заемщикам, которые не имеют достаточной валютной выручки, чтобы обслуживать долг», — говорится в отчете агентства.

С другой стороны, продолжит падать чистая процентная маржа банков из-за роста стоимости фондирования: они постараются предотвратить отток депозитов и могут повышать ставки. Среди тех, кто наиболее уязвим к сокращению маржи и росту расходов, эксперты называют РСХБ, сравнительно невысокие показатели у «Открытия» и Газпромбанка (чистая процентная маржа около 2–2,5% у всех троих). А, например, Тинькофф Банк, наоборот, способен «поглотить любые увеличения кредитных потерь», считают в Moody’s.

«Для банковской системы немедленные убытки от негативной переоценки ценных бумаг или рост активов, взвешенных по риску, с ростом курса доллара не являются катастрофическими событиями. Но вот потенциальные кредитные потери являются гораздо более серьезным фундаментальным риском, хотя мы не сразу их увидим на балансах банков», — объясняет Ульянова.

«Открытие» и Газпромбанк в прошлом году распускали резервы, но при нынешней конъюнктуре это вряд ли возможно в 2020 году, утверждает она. «У банков с низкой маржой останется очень маленький задел для покрытия возросших кредитных потерь, а ведь есть еще и административные расходы, в том числе дополнительные, связанные с организацией удаленной работы сотрудников», — перечисляет эксперт. Ульянова не исключает, что розничные банки легче перенесут кризис, так как у них зазор между маржой и кредитными потерями больше.

Тем не менее банки менее уязвимы, чем в кризис 2014–2015 годов, считают в Moody’s.

Хотя банковский сектор все еще подвержен рискам из-за обвала цен на нефть и ослабления рубля, по сравнению с 2014–2015 годами банки улучшили показатели ликвидности и капитала, а доля долларовых активов снизилась, говорится в обзоре. По оценкам Moody’s, за последние пять лет доля кредитов в валюте сократилась с 30 до 17%.

Как отмечает Рыбалкин, банки сейчас находятся в лучшей ситуации, поскольку в последние годы проводили политику по снижению процентного риска, а также наращивали буферы достаточности капитала, чтобы соблюдать новые регуляторные требования ЦБ.

С 1 января 2020 года кредитные организации должны полностью выполнять надбавку для поддержания достаточности капитала (покрывает убытки во время общей финансовой нестабильности) и антициклическую надбавку для системно значимых банков (покрывает убытки системных рисков в банковском секторе). Показатели должны составлять 2,5% и 1% от активов, взвешенных по риску, соответственно.

10 марта ЦБ анонсировал послабления для банков в связи с ситуацией на рынках. Регулятор, в частности, напомнил банкам, что они могут не соблюдать дополнительные надбавки — это приведет лишь к временной невозможности распределять прибыль и выплачивать дивиденды. Это одна из опций, которой могут воспользоваться игроки, отмечает Рыбалкин.

Аналитик также напоминает, что некоторые банки успели перейти на новый подход к оценке кредитного риска («Базель 3,5») и им «в некотором смысле повезло». «Крупным банкам это высвободило от 0,5 до 2 п.п. в части достаточности капитала за счет снижения риск-весов по кредитам высококачественным заемщикам. Активы, взвешенные с учетом риска, сократились, что привело к высвобождению капитала, и этот буфер позволяет пока абсорбировать умеренные убытки», — заключает Рыбалкин.